Итоги опроса для пациентов

Этот опрос был задуман, как попытка понять, что происходит в сфере отношений между врачами и пациентами, как выглядит процесс взаимодействия между ними. Отчасти это была попытка познакомиться с аудиторией нашего проекта, понять, с кем мы общаемся.

Разброс по возрасту среди опрошенных был очень большой — от 13 до 40 лет. Наибольшее число опрошенных — это группа от 18 до 20 лет. Всего это 58 опрошенных (почти 41%). Информация об опросе распространялась в ВК, и не удивительно, что в основном опрошенные оказались молодыми людьми.

Ещё мы просили рассказать в опросе о том, чем Вы занимаетесь. Вот список лидеров:

  • Учусь в университете — 29,6%
  • Учусь в школе — 16,9%
  • Не работаю — 15,5%

Ещё 9,9% находятся в академическом отпуске, что также подтверждает «молодость» аудитории опроса.

75,4% опрошенных определили себя как женщин, а ещё 12,6% как мужчин. Легко заметить, что общая сумма не составляет 100%. Ещё 12% опрошенных сообщили нам, что они не определяют себя в указанных двух терминах. Это ещё один штрих к портрету аудитории опроса – современной и не очень готовой помещать себя в рамки привычных категорий. Мы подразумевали нечто подобное и решили не ограничивать отвечающих людей двумя традиционными ответами. В каком-то смысле такой подход является частью духа «Дела Пинеля».

Нам было интересно узнать, куда люди обращаются больше за профессиональной помощью: в государственные или частные клиники. Также нами был предусмотрен вариант: в оба сразу. Как оказалось, больше половины опрошенных (54,2%) посещают государственные медицинские учреждения (ПНД, поликлиники). Это можно объяснить двумя причинами.

  1. Помощь в государственных заведениях оказывается бесплатно. В современных условиях это важное конкурентное преимущество. Для получения психиатрической помощи Вам даже не нужен полис, потому что она финансируется напрямую государством, минуя страховые компании. Кроме этого некоторые пациенты могут получать бесплатные медикаменты, даже без оформления инвалидности.
  2. Государственные учреждения создают целую систему без особых (бесплатных или дешёвых) альтернатив. Хочешь лечиться? Иди в ПНД. Выписали из психиатрической больницы? Лечащий врач при выписке настойчиво говорит: тебе нужно наблюдаться у участкового психиатра. В итоге, грубо говоря, пациент ездит по накатанной колее из больницы в ПНД и обратно. Это нельзя однозначно назвать плохой особенностью системы, но создаёт определённые сложности для самих пациентов.

Больше трети участников опроса (35,2%) посещают частные клиники и частнопрактикующих специалистов. Если говорить о частном секторе психиатрической помощи, то надо сказать, что там сталкиваются две тенденции. Первая тенденция: не очень высокий уровень жизни в стране (за исключением крупных городов) ограничивает доступ людей к частной медицине. Относительно высокая стоимость услуг частных специалистов, которая напрямую не связана с качеством оказываемых услуг, ещё больше уменьшает круг клиентов частной медицины. Вторая тенденция: люди не хотят «светиться» и «вставать на учёт», памятуя о том, что это может сказаться на их карьерном и личном успехе. Психиатров боятся, а психотерапевты кажутся какими-то гипнотизёрами и шаманами. Плюсом частной медицины, конечно, является предполагаемый более индивидуальный подход со стороны специалиста: у него на тебя просто больше времени, чем в государственной больнице. Благодаря этому выстраивается более качественный терапевтический контакт: врач может сделать для человека с проблемами намного больше в таких условиях.

Остальные опрошенные (10,6%) ходят в оба вида медицинских организаций. Видимо, к разным специалистам. Сейчас будем говорить о самих специалистах. Мы просили людей отвечать только о психиатрах и психотерапевтах. Почти половина опрошенных (49,3%) ходит к психиатрам, ещё 30,3% посещают психотерапевта. Остальные проходят лечение у обоих специалистов. Есть мысль, что участники опроса не всегда отличили психотерапевта от психолога, но вряд ли это возможно. В любом случае такой высокий (20,4%) показатель «сдвоенного» лечения радует. Лечиться только таблетками — это в каком-то смысле тупиковый путь. Без качественной психотерапии лечение многих психических расстройств далеко не уйдёт. Не важно, кто её проводит — психиатр, психотерапевт или психолог. Важен результат — улучшение текущего состояния и снижение числа рецидивов. Как заметили в комментариях посетители группы, выбор психиатра в качестве лечащего специалиста обусловлен тем, что просто нет альтернатив. Психотерапевт как специалист отсутствует в ПНД, и пациент с любым психическим расстройством попадает на приём к психиатру.

Вполне ожидаемо, что среди опрощенных в основном были те, кто проходил лечение «на воле» — ходил в поликлинику или дневной стационар. Таких было 93,7% среди опрошенных. Остальные отвечали на наши вопросы, находясь в больнице.

Хорошее взаимодействие между пациентом и врачом в психиатрии и психотерапии, достаточное понимание друг друга — это основа правильной диагностики, выбора верного способа лечения расстройства (в том числе и отказ от использования медикаментов или их постепенная отмена/снижение дозы). Человеческие качества врача в этой области медицины становятся профессиональными навыками, своеобразным внутренним требованием к специалисту. Наверное, нельзя быть хорошим психиатром/психотерапевтом без некоторых внутренних качеств.

Если говорить об удовлетворённости своим врачом, то участники опроса сообщили нам следующее:

  • 26,8% опрошенных довольны врачом
  • 43,7% опрошенных скорее довольны, чем недовольны
  • 9,9% скорее недовольны, чем довольны
  • 8,5% недовольны им
  • 11,3% затруднились ответить

Если убрать из общей выборки тех, кто затруднился с ответом, то результаты станут следующими

  • 30,2% опрошенных довольны врачом
  • 49,2% опрошенных скорее довольны, чем недовольны
  • 11,1% скорее недовольны, чем довольны
  • 9,5% недовольны им

Можно сделать вывод, что люди, ответившие на наши вопросы, в основном довольны специалистами, у которых лечатся (79,4%). Знаете, это очень хороший результат для психиатрии и психотерапии. Врачам это должно быть приятно, ведь такая оценка серьёзно отличается от «оценки качества оказания медицинской помощи», которая периодически проводится в нашей медицине.

Проблема заключается в том, что почти 20% опрошенных своими врачами недовольны. Ниже мы ещё обсудим причины такого недовольства. Сейчас хочется сказать, что эти 20% — это серьёзный сигнал для самих врачей, повод задуматься и поработать над собой. Да, врач не может нравиться всем и каждому, но цифра слишком велика, чтобы её игнорировать.

Косвенно эту цифру подтверждает другой наш вопрос. Мы просили ответить людей, случалось ли им встречаться с грубостью или жестокостью врача. 21,8% сообщили, что встречались с таким поведением у специалиста. Очень тревожная цифра, друзья, очень тревожная. Такое ощущение, что в одно время пациентов принимает доктор Джекилл, а потом его место занимает мистер Хайд. Конечно, понятие грубости и жестокости у всех отличается, но отличается не в таких уж широких пределах. Возможно, врачам не хватает чуткости для некоторых людей, обращающихся к ним за помощью. Возможно, на них давят условия работы. С другой стороны многим известен феномен эмоционального выгорания у врачей. Один из его признаков — это бесчувственное отношение к своим пациентам. Эту цифру (21,8%) врачам стоит взять на заметку, чтобы работать над собой.

Мы спрашивали у участников, чем им нравится и не нравится их врач и что они хотели бы изменить в общении с ним. Этот вопрос был открытым, и отвечать на него было необязательно. В итоге из 142 участников 99 рассказали о том, что им нравится, а 81 сообщили о негативных сторонах общения с врачом и оставили свои пожелания. Напоминаем, что опрос был анонимным, и такой высокий процент ответов на необязательный и сложный вопрос показывает, что люди серьёзно подошли к опросу.

Вот что нам сообщили про хорошие стороны врачей:

  • Нет осуждения
  • Опытный и спокойный специалист
  • Он открытый и честный. Не идеальный робот, а просто искренний человек
  • Готов идти на встречу в плане ухудшения диагноза для МСЭ (медико-социальная экспертиза — процедура получения инвалидности — прим. автора текста)
  • Слушает несовершеннолетнего пациента, а не только его родителя
  • Понимание того, что это все не шуточки и не выдумки. Очень важно для меня

Это было удивительно, но открытость специалиста оказалась очень ценной чертой для тех, кто обращается к нему за помощью. Ещё один момент врачам на заметку, кстати.

Теперь о плохом и пожеланиях:

  • По настроению меняет даже диагноз
  • Бесчувственный взгляд. Когда разговариваю с ней, отвечает, что «понимает», но когда смотрит без эмоций, немного не по себе.
  • Врач не дает иногда договорить, перебивает и не дает высказать до конца мою позицию.
  • Пренебрежительное отношение, игнорирование некоторых жалоб
  • Говорит, что все пройдет, когда найду работу, начну отношения, перестану думать о себе. Ставит общие диагнозы. Не меняет схему лечения, после 3 месяцев неэффективного приема лекарств.
  • Чтобы был больший уровень доверия
  • Чтобы она помнила мое имя

Каждое замечание, данное в опросе, это не просто слова на экране. Это проблемы живых людей, и к ним надо отнестись серьёзно. Вряд ли сами врачи, допустившие эти ошибки, прочтут замечания, но каждому специалисту полезно приглядеться к себе и исправить то, что мешает качественному общению между ним и пациентом. На сегодня всё.

В ходе опроса мы хотели выяснить кое-какие детали отношений между пациентами и врачами, о которых нам сообщили участники опроса. На вопрос «Важны ли для Ваших отношений с врачом его заслуги/научные звания/категория?» 32,4% опрошенных ответили, что важны. Можно предположить, что для остальных участников опроса эти факторы, которые выносятся на двери кабинетов, не так уж весомы. Это указывает на то, что большинство пациентов ценит личные качества врача выше профессиональных. Научиться выписывать рецепты не сложно, запомнить схемы лечения тоже не составляет труда. Всегда есть справочники под рукой, но личность врача в работе с пациентами психиатрических клиник приобретает особенное значение, выходящее за обычную вежливость и тактичность.

Мы спрашивали у участников опроса о том, даёт ли врач какие-нибудь объяснения о причинах и механизмах возникшего заболевания. Почти 60% опрошенных получают такие объяснения; остальные пациенты остаются без них. Ещё важно учитывать, что кому-то такие объяснения вообще не нужны, и врачи должны уважать право пациентов на получение информации и право на отказ от неё. Люди бывают разными, и если врач в своей работе этого не учитывает, то это печально. Как мы уточнили дальше, большинство пациентов понимают объяснения, даваемые лечащим врачом. Это ещё один плюс для современных психиатров и психотерапевтов.

Медицина — это то, что возникает, когда встречаются врач и пациент. Пациент по современным представлениям не просто слепо подчиняется воле врача, а является (или должен являться, если угодно) активным участником процесса лечения. Пациенты имеют право выбирать способ лечения, настаивать на определённых медикаментах, если к ним есть показания и если их использование разумно. Такая активная роль человека, получающего лечение — один из способов терапии и реабилитации. Часто психическое расстройство выбивает нас из седла, мы теряем контроль над своей жизнью. Врач, давая выбор пациенту, помогает ему снова обосноваться в мире, почувствовать себя в силе управлять собственной жизнью.

Мы задавали такой вопрос «Обсуждает ли врач с Вами выбор препарата для лечения или способ его введения?». Вот какие результаты мы получили:

  • Да, и мне это важно — 52,8%
  • Да, но я не вижу в этом смысла — 7%
  • Нет, но мне бы этого хотелось — 29,6%
  • Нет, но мне это и не надо — 10,6%

Легко заметить, что среди пациентов преобладает желание активно участвовать в собственном лечении/влиять на него, что в том числе связано и с уважением к самому себе. 7% опрошенных не очень понимают, зачем врач обсуждает с ними лечение. В этом случае мы видим, что есть врачи, которые активны в этом плане, и это ещё один приятный момент для современной психиатрии и психотерапии. В то же время почти 30% опрошенных сообщают, что врач игнорирует их активную позицию в выборе лечения. Такая позиция специалиста обычно ухудшает отношения с пациентом и в каком-то смысле препятствует его выздоровлению на долгую перспективу.

39,4% опрошенных получили информацию о возможных побочных эффектах лечения от своих врачей по их инициативе. Ещё 9,9% сами задали такой вопрос и получили ответ на него, и такое же количество участников опроса спрашивали, но ничего не услышали. Интересно, что оставшиеся 40,8% не получили сведений о побочных эффектах лечения, но сами не считали, что им они необходимы. Это может говорить о существующей пассивности среди пациентов или о желании свести контакт со специалистом к минимуму, чтобы уменьшить негативные впечатления от обращения к нему.

Если говорить об оценке эффективности лечения, то вот, что сообщили нам люди, участвовавшие в опросе:

  • Да, мне стало намного лучше — 16,9%
  • Да, но ещё остаются заметные проблемы — 43%
  • Нет, но я надеюсь на улучшение в будущем — 18,3%
  • Нет, я зря трачу свое время — 12%
  • Затрудняюсь ответить — 9,9%

Лечение расстройств психики — это сложная задача, и путь к выздоровлению бывают долгим и трудным. Заметная часть опрошенных (59,9%) считает своё лечение эффективным, но 12% фактически разочарованы в своём лечении.

Два вопроса были связаны с правовыми аспектами оказания психиатрической помощи. 10,6% опрошенных сообщили, что врач беседовал с родственниками без их согласия на это. Скажем сразу, что это является прямым нарушением прав пациента на сохранение медицинской тайны, если эти люди не указаны в согласии на лечение. Врачам необходимо помнить, что информация о здоровье пациента не должна распространяться без его согласия и законных оснований, несмотря на любые благие намерения специалиста в белом халате. Ещё один вопрос касался смены врача по собственному желанию. Его совершали 40,8% опрошенных. Сложно однозначно сказать, почему это произошло. В целом это говорит о том, что пациенты готовы искать своего специалиста, человека, с которым им будет комфортно.

Опрос пролил свет на некоторые аспекты общения между врачом и пациентом в современных российских условия. Мы прекрасно осознаём, что это небольшое исследование несёт в себе существенные ограничения, но это хороший задел на будущее.